Давайте рассказывать сказки?

Тема в разделе 'Общие разговоры', создана пользователем Paynd, 10 янв 2010.

  1. Paynd

    Paynd хронопроходимец

    За окном беснуется метель. Завывает в дымоходе ветер и бросает целые комья снега в оконное стекло. В охотничьем домике доме тепло - уютно потрескивают дрова в камине. Тихо поскрипывает кресло-качалка, Тёплый плед греет ноги, а горячее вино желудок.
    - Хочешь я расскажу тебе сказку? Малыш?

    П.С.
    Малыш ждёт ваших добрых сказок! ^_^
  2. Paynd

    Paynd хронопроходимец

    Сказка номер раз!

    Тёмной ночью Дракон опустился на лугу недалеко от стен дворца. Здесь по утрам выгуливали принцесс, и он намеревался завтра раздобыть себе новое домашнее животное. Найдя место, где трава была повыше и погуще, Дракон распластался на земле, подобрал крылья и приготовился ждать.
    "Это хорошо, что я зелёный и плоский, -подумал он, - пока не нападу, никто меня и не заметит. Сами принцессы-то не кусаются, но у самцов, которые их сопровождают, очень неприятные жала."
    И в этот момент кто-то ударил Дракона по морде. Совсем слабо, но весьма решительно. Дракон скосил глаза, пригляделся и увидел у себя под носом котёнка. Котёнок стоял, растопырив тощие лапки, выгнув спину горбом и распушив хвост; от этого он казался вдвое больше. И это хорошо, потому что иначе Дракон бы его даже не увидел.
    - Ты чего? - удивился Дракон.
    - Ничего, - ответил Котенок. - Я охочусь.
    - На кого?
    - На тебя.
    Дракон моргнул, а Котёнок важно объяснил:
    - От вон той березы и до забора - мои охотничьи угодья. Раз ты сюда залетел - ты моя добыча.
    - Да неужели? - усомнился Дракон.
    - Точно-точно! - Котёнок прыгнул вперёд и накрыл лапками палец Дракона. - Я тебя поймал, теперь ты мой!
    - И что ты будешь со мной делать? - Дракон заинтересованно склонил голову набок. - Съешь?
    Котенок задумался.
    - Нет. Не хочу я тебя есть. Ты красивый.
    - А что хочешь? - спросил польшенный Дракон.
    - Играть хочу. В кошки-мышки. Я буду кошкой, а ты - мышкой.
    Дракон сел на хвост и озадаченно почесал лапой за ухом.
    - Малыш, ты какой-то ненормальный. Я же Дракон! Ты меня должен бояться!
    - Я никому ничего не должен! - вскинул мордочку Котенок. - Мы, кошки, делаем только то, что хотим. А я хочу играть.
    - А больше ты ничего не хочешь? - прищурился Дракон.
    - Хочу, конечно! - отозвался Котенок. - Я ещё хочу, чтобы мне почесывали брюшко, поили меня молоком и катали на спине.
    Дракон покосился в ту сторону, где громоздились в темноте башни королевского замка.
    "Да ну её нафиг, эту принцессу!" - подумал он
    - Ладно, - кивнул Дракон Котенку, который уже пристроился тереться мордочкой о драконью лапу, и бережно подхватил его когтем под брюшко. - Хочешь жить у меня?
    - А ты будешь со мной играть?
    - Буду. И молоком поить, и брюшко почесывать.
    - Я согласен, - важно кивнул Котенок и вскарабкался Дракону на спину. - Всё таки хорошо, что я тебя не съел!
    (С) где-то на просторах тырнета
  3. Chika Masaki

    Chika Masaki ГМО

    Очень добрая сказка про три апельсина!!!!:pleased:

    Сказка номер два от злобной Трололо)))
    Слушай малыш,это сказка стара как мир)))
    По всей Италии рассказывают историю о трех апельсинах. Но вот удивительно - в каждой местности ее рассказывают по-своему. Но Генуэзцы говорят одно, неаполитанцы - другое, сицилийцы - третье. А мы выслушали все эти сказки и теперь знаем, как все случилось на самом деле.

    Жили когда-то король и королева. Был у них дворец, было королевство, были, конечно, и подданные, а вот детей у короля и королевы не было.

    Однажды король сказал:

    - Если бы у нас родился сын, я поставил бы на площади перед дворцом фонтан. И била бы из него не вино, а золотистое оливковое масло. Семь лет приходили бы к нему женщины и благословляли бы моего сына.

    Скоро у короля и королевы родился прехорошенький мальчик. Счастливые родители выполнили свой обет, и на площади забили два фонтана. В первый год фонтаны вина и масла вздымались выше дворцовой башни. На следующий год они стали пониже. Словом, королевский сын, что ни день, становился больше, а фонтаны - меньше.

    На исходе седьмого года фонтаны уже не били, из них по капле сочилось вино и масло.

    Как-то королевский сын вышел на площадь поиграть в кегли. А в это самое время к фонтанам притащилась седая сгорбленная старушонка. Она принесла с собой губку и два глиняных кувшина. По каплям губка впитывала то вино, то масло, а старуха выжимала ее в кувшины.

    Кувшины почти наполнились. И вдруг - трах! - оба разлетелись в черепки. Вот так меткий удар! Это королевский сын целился большим деревянным шаром в кегли, а попал в кувшины. В тот же миг иссякли и фонтаны, они уже не давали ни капли вина и масла. Ведь королевичу как раз в эту минуту исполнилось ровно семь лет.

    Старуха погрозила скрюченным пальцем и заговорила скрипучим голосом:

    - Слушай меня, королевский сын. За то, что ты разбил мои кувшины, я положу на тебя заклятье. Когда тебе минет трижды семь лет, на тебя нападет тоска. И станет она тебя терзать, пока ты не найдешь дерево с тремя апельсинами. А когда ты найдешь дерево и сорвешь три апельсина, тебе захочется пить. Тогда-то мы и посмотрим, что будет.

    Старуха злорадно засмеялась и поплелась прочь.

    А королевский сын продолжал играть в кегли и через полчаса уже забыл и о разбитых кувшинах, и о старухином заклятье.

    Вспомнил о нем королевич, когда ему исполнилось трижды семь - двадцать один год. Напала на него тоска, и ни охотничьи забавы, ни пышные балы не могли ее развеять.

    - Ах, где найти мне три апельсина! - повторял он.

    Услышали это отец-король и мать-королева и сказали:

    - Неужели мы пожалеем для своего дорогого сына хота три, хоть три десятка, хоть три сотни, хоть три тысячи апельсинов!

    И они навалили перед королевичем целую гору золотистых плодов. Но королевич только покачал головой.

    - Нет, это не те апельсины. А какие те, что мне нужны, и сам не знаю. Оседлайте коня, я поеду их искать

    Королевичу оседлали коня, он вскочил на него и поехал Ездил, ездил он по дорогам, ничего не нашел. Тогда свернул королевич с дороги и поскакал напрямик. Доскакал до ручья вдруг слышит тоненький голосок:

    - Эй, королевский сын, смотри, как бы твой конь не растоптал моего домика!

    Посмотрел королевич во все стороны - никого нет. Глянул под копыта коню - лежит в траве яичная скорлупка. Спешился он, наклонился, видит сидит в скорлупке фея. Удивился королевич, а фея говорит:

    - Давно у меня в гостях никто не бывал, подарков не приносил.

    Тогда королевич снял с пальца перстень с дорогим камнем и надел фее вместо пояса. Фея засмеялась от радости и сказала:

    - Знаю, знаю, чего ты ищешь. Добудь алмазный ключик, и ты попадешь в сад. Там висят на ветке три апельсина.

    - А где же найти алмазный ключик? - спросил королевич.

    - Это, наверно, знает моя старшая сестра. Она живет в каштановой роще.

    Юноша поблагодарил фею и вскочил на коня. Вторая фея и вправду жила в каштановой роще, в скорлупке каштана. Королевич подарил ей золотую пряжку с плаща.

    - Спасибо тебе, - сказала фея, - у меня теперь будет золотая кровать. За это я тебе открою тайну. Алмазный ключик лежит в хрустальном ларце.

    - А где же ларец? - спросил юноша.

    - Это знает моя старшая сестра, - ответила фея. - Она живет в орешнике.

    Королевич разыскал орешник. Самая старшая фея устроила себе домик в скорлупке лесного ореха. Королевский сын снял с шеи золотую цепочку и подарил ее фее. Фея подвязала цепочку к ветке и сказала:

    - Это будут мои качели. За такой щедрый подарок я скажу тебе то, чего не знают мои младшие сестры. Хрустальный ларец находится во дворце. Дворец стоит на горе, а та гора за тремя горами, за тремя пустынями. Охраняет ларец одноглазый сторож. Запомни хорошенько: когда сторож спит глаз у него открыт, когда не спит - глаз закрыт. Поезжай и ничего не бойся.

    Долго ли ехал королевич, не знаем. Только перевалил он через три горы, проехал три пустыни и подъехал к той самой горе. Тут он спешился, привязал коня к дереву и оглянулся. Вот и тропинка. Совсем заросла она травой, - видно, в этих краях давно никто не бывал. Пошел по ней королевич. Ползет тропинка, извиваясь, как змея, все вверх да вверх. Королевич с нее не сворачивает. Так и довела его тропинка до вершины горы, где стоял дворец.

    Пролетала мимо сорока. Королевич попросил ее:

    - Сорока, сорока, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.

    Сорока заглянула в окошко и закричала:

    - Спит, спит! Глаз у него закрыт!

    - Э, - сказал себе королевич, - сейчас не время входить во дворец.

    Подождал он до ночи. Пролетала мимо сова. Королевич попросил ее:

    - Совушка, сова, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.

    Сова заглянула в окошко и проухала:

    - Ух-ух! Не спит сторож! Глаз у него так на меня и смотрит.

    - Вот теперь самое время, - сказал себе королевич и вошел во дворец.

    Там он увидел одноглазого сторожа. Около сторожа стоял трехногий столик, на нем хрустальный ларчик. Королевич поднял крышку ларчика, вынул алмазный ключик, а что открывать им - не знает. Стал он ходить по дворцовым залам и пробовать, к какой двери подойдет алмазный ключик. Перепробовал все замки, ни к одному ключик не подходит. Осталась только маленькая золотая дверка в самом дальнем зале. Вложил королевич алмазный ключик в замочную скважину, он пришелся, как по мерке. Дверца сразу распахнулась, и королевич попал в сад.

    Посреди сада стояло апельсиновое дерево, на нем росли всего-навсего три апельсина. Но какие это были апельсины! Большие, душистые, с золотой кожурой. Словно все щедрое солнце Италии досталось им одним. Королевский сын сорвал апельсины, спрятал их под плащ и пошел обратно.

    Только королевич спустился с горы и вскочил на коня, одноглазый сторож закрыл свой единственный глаз и проснулся. Он сразу увидел, что в ларце нет алмазного ключика. Но было уже поздно, потому что королевич скакал во весь опор на своем добром коне, увозя три апельсина.

    Вот перевалил он одну гору, едет по пустыне. День знойный, на лазурном небе ни облачка. Раскаленный воздух струится над раскаленным песком. Королевичу захотелось пить. Так захотелось, что ни о чем другом он и думать не может.

    "Да ведь у меня есть три апельсина! - сказал он себе. - Съем один и утолю жажду!"

    Едва он надрезал кожуру, апельсин распался на две половинки. Из него вышла красивая девушка.
  4. Chika Masaki

    Chika Masaki ГМО

    Продолжение доброй сказки про апельсины))))

    - Дай мне пить, - попросила она жалобным голосом.

    Что было делать королевичу! Он ведь и сам сгорал от жажды.

    - Пить, пить! - вздохнула девушка, упала на горячий песок и умерла.

    Погоревал над ней королевич и поехал дальше. А когда оглянулся, то увидел, что на том месте зеленеет апельсиновая роща. Королевич удивился, но назад возвращаться не стал.

    Скоро пустыня кончилась, юноша подъехал к лесу. На опушке приветливо журчал ручеек. Королевич бросился к ручью, сам напился, вволю напоил коня, а потом сел отдохнуть под раскидистым каштаном. Вынул он из-под плаща второй апельсин, подержал его на ладони, и стало томить королевича любопытство так же сильно, как недавно томила жажда. Что скрыто за золотой кожурой? И королевич надрезал второй апельсин.

    Апельсин распался на две половинки, и из него вышла девушка. Она была еще красивее, чем первая.

    - Дай мне пить, - сказала девушка.

    - Вот ручей, - ответил королевич, - вода его чиста и прохладна.

    Девушка припала к струе и мигом выпила всю воду из ручья, даже песок на дне его стал сухим.

    - Пить, пить! - опять застонала девушка, упала на траву и умерла.

    Королевич очень огорчился и сказал:

    - Э, нет, уж теперь-то я и капли воды в рот не возьму, пока не напою третью девушку из третьего апельсина!

    И он пришпорил своего коня. Проехал немного и оглянулся. Что за чудо! По берегам ручья стеной встали апельсиновые деревья. Под густой зеленью их веток ручей наполнился водой и опять запел свою песенку.

    Но королевич и тут не стал возвращаться. Он поехал дальше, прижимая к груди последний апельсин.

    Как он страдал в пути от зноя и жажды, - и рассказать невозможно. Однако, рано или поздно, доскакал королевич до реки, что протекала у границ его родного королевства. Здесь он надрезал третий апельсин, самый большой и спелый. Апельсин раскрылся, словно лепестки, и перед королевичем появилась девушка невиданной красоты. Уж на что были хороши первые две, а рядом с этой показались бы просто дурнушками. Королевич взора не мог от нее отвести. Лицо ее было нежнее цветка апельсинового дерева, глаза зеленые, как завязь плода, волосы золотые, словно кожура спелого апельсина.

    Королевский сын взял ее за руку и подвел к реке. Девушка наклонилась над рекой и стала пить. Но река была широка и глубока. Сколько ни пила девушка, воды не убывало.

    Наконец красавица подняла голову и улыбнулась королевичу.

    - Спасибо тебе, королевич, за то, что дал мне жизнь. Перед тобой дочь короля апельсиновых деревьев. Я так долго ждала тебя в своей золотой темнице! Да и сестры мои тоже ждали.

    - Ах, бедняжки, - вздохнул королевич. - Это я виноват в их смерти.

    - Но ведь они не умерли, - сказала девушка. - Разве ты не видел, что они стали апельсиновыми рощами? Они будут давать прохладу усталым путникам, утолять их жажду. Но теперь мои сестры уже никогда не смогут превратиться в девушек.

    - А ты не покинешь меня? - воскликнул королевич.

    - Не покину, если ты меня не разлюбишь.

    Королевич положил руку на рукоять своего меча и поклялся, что никого не назовет своей женой, кроме дочери короля апельсиновых деревьев.

    Он посадил девушку впереди себя на седло и поскакал к родному дворцу.

    Вот уже заблестели вдали дворцовые башенки. Королевич остановил коня и сказал:

    - Подожди меня здесь, я вернусь за тобой в золотой карете и привезу тебе атласное платье и атласные туфельки.

    - Не надо мне ни кареты, ни нарядов. Лучше не оставляй меня одну.

    - Но я хочу, чтобы ты въехала во дворец моего отца, как подобает невесте королевского сына. Не бойся, я посажу тебя на ветку дерева, вот над этим прудом. Тут тебя никто не увидит.

    Он поднял ее на руки, посадил на дерево, а сам въехал в ворота.

    В это время хромоногая, кривая на один глаз служанка пришла к пруду полоскать белье. Она наклонилась над водой и увидела в пруду отражение девушки.

    - Неужели это я? - закричала служанка. - Как я стала прекрасна! Верно, само солнце завидует моей красоте!

    Служанка подняла вверх глаза, чтобы посмотреть на солнце, и заметила среди густой листвы девушку. Тут служанка поняла, что видит в воде не свое отражение.

    - Эй, кто ты такая и что тут делаешь? - со злобой крикнула служанка.

    - Я невеста королевского сына и жду, когда он приедет за мной.

    Служанка подумала: "Вот случай перехитрить судьбу".

    - Ну, это еще неизвестно, за кем он приедет, - ответила она и принялась изо всех сил трясти дерево.

    Бедная девушка из апельсина старалась, как могла, удержаться на ветвях. Но служанка раскачивала ствол все сильнее и сильнее. Девушка сорвалась с ветки и, падая, превратилась опять в золотистый апельсин.

    Служанка живо схватила апельсин, сунула за пазуху и полезла на дерево. Только успела она примоститься на ветке, как подъехал королевич в карете, запряженной шестеркой белых коней.

    Служанка не стала дожидаться, пока ее снимут с дерева, и спрыгнула на землю.

    Королевич так и отшатнулся, увидев свою невесту хромоногой и кривой на один глаз.

    Служанка быстро сказала:

    - Э, женишок, не беспокойся, это все у меня скоро пройдет. В глаз мне попала соринка, а ногу я отсидела на дереве. После свадьбы я стану еще лучше, чем была.

    Королевичу ничего другого не оставалось, как везти ее во дворец. Ведь он поклялся на своем мече.

    Отец-король и мать-королева очень огорчились, увидев невесту своего любимого сына. Стоило ездить за такой красоткой чуть не на край света! Но раз слово дано, надо его выполнять. Принялись готовиться к свадьбе.

    Настал вечер. Весь дворец так и сиял огнями. Столы были пышно накрыты, а гости разряжены в пух и прах. Все веселились. Невесел был только королевский сын. Его томила тоска, такая тоска, будто он и не держал никогда в руках трех апельсинов. Хоть снова садись на коня да поезжай неведомо куда, неизвестно за чем.

    Тут ударили в колокол, и все сели за стол. А во главе стола посадили молодых. Слуги обносили гостей искусно приготовленными кушаньями и напитками.

    Невеста попробовала одного кушанья, попробовала другого, но каждый кусок так и застревал у нее в горле. Ей хотелось пить. Но, сколько она ни пила, жажда не унималась. Тогда она вспомнила про апельсин и решила его съесть. Вдруг апельсин выкатился у нее рук и покатился по столу, выговаривая нежным голосом: Кривая кривда сидит за столом, А правда с нею проникла в дом!

    Гости затаили дыхание. Невеста побледнела. Апельсин прокатился вокруг стола, подкатился к королевичу и раскрылся. Из него вышла прекрасная дочь короля апельсиновых деревьев.

    Королевич взял ее за руки и подвел к отцу и матери.

    - Вот моя настоящая невеста!

    Злую обманщицу тотчас прогнали прочь. А королевич с девушкой из апельсина отпраздновали веселую свадьбу и прожили счастливо до глубокой старости.
    Найдено на сайте детских сказок)))понравилось тем,что люди выходят из апельсина))))
  5. SonoRa

    SonoRa Смешная взрослая

    Но теперь дети не верят в сказки. И каждый раз, когда ребёнок говорит, что он не верит в сказки, где-то умирает Фея. (с) Питер Пэн
  6. Ossana

    Ossana Пользователи

    Немного неправильная сказка :pleased:

    - Может, не надо? – плаксиво произнёс чёрный маг, валясь у принцессы в ногах.
    - Нада! – сурово отрезала та и махнула мечом. Незадачливая голова дипломированного выпускника школы злых и мерзких волшебников весёлым мячиком покатилась по полу.
    Немногая оставшаяся в живых нечисть, смекнув, что дело глухо, ломанула на выход. Всего через пару минут в комнате остались трое: принцесса, труп мага и страшный беспорядок.
    - Слушай, - вылез из-под шкафа прекрасный принц. – Это уже переходит всякие границы! Сколько можно?
    - Что «сколько можно»? – небрежно кинула принцесса, бухаясь в красиво резное кресло с погрызенными ножками и закуривая. Меч она аккуратно положила себе на колени и ласково погладив, теперь тщательно полировала его шёлковой тряпочкой.
    - Мы, между прочим, шли тебя спасать! – топнул взмахнул руками принц.
    - Во-во, - поддакнул ему рыцарь в мятых доспехах – он сидел на подоконнике, и, морщась, прикладывал к фингалу под глазом кусок жареного мяса.

    - Мясо сырое надо брать, - шмыгнула принцесса носом.
    - Тьфу, чёрт! Всё из-за тебя, между прочим! Сбиваешь с правильной мысли! – рыцарь в помятых доспехах тихо выругался и отправил кусок вырезки в рот.
    - Какое мясо? – принц схватился за голову. - Вы что, все с ума посходили? Мы же о другом говорим – негоже принцессе правила нарушать!
    - Ой, да ну вас, - принцесса надула губки. – Головы, понимаешь, рубить нельзя, драконов не трожь, от людоедов – подальше держись. Скучно. А я романтики хочу, - мечтательно протянула она.
    -ТЕБЕ РОМАНТИКИ НЕ ХВАТАЕТ??? – ужаснулся Его Высочество. – А кто тебе в башню цветы таскал? Между прочим, по стеночке, без страховки. А в башне – пять сотен локтей. Там даже со ступеньками мало не покажется!
    - Мало ли, - обиделась принцесса. – Ты мне розы таскал. А я розы не люблю. Особенно красные.
    - Ой, дурак! – хлопнул себя по лбу рыцарь. – Вот скажи, а ты сразу не могла сказать? Хотя б ему, он первый до тебя с цветочками долез.
    - Ты пойми, глупышка, - терпеливо произнесла принцесса. – У нас заклад был. Я лично поспорила, что ты в этих железках вообще не доползёшь.
    Рыцарь сплюнул на пол, некультурно выразился и вылез в окно.
    - Эй, погоди, тут шестнадцатый эта… - внизу что-то глухо звякнуло.
    Принцесса подошла к окну, посмотрела вниз и вздохнула.
    - Да, неудобно как-то получилось, - немного помолчав, сказала она принцу.
    - Смотри, что ты с человеком сделала! – с горечью в голосе произнёс принц.
    - Да-да! – поддакнула голова злого колдуна. – Это просто свинство!
    Принцесса примерилась, отошла на несколько шагов назад, и, разбежавшись, изо всех сил пнула голову.
    – Не долетит, - подскочил принц к окну. – Не долетит до рва.
    - Долетит, - уверено сказала принцесса. Внизу булькнуло. Разочарованный принц достал из кармана кошелёк, отсчитал несколько монет и протянул выигрыш Её высочеству. Затем принц встряхнулся и продолжил:
    - Он же теперь для профессии потерян! - продолжил принц. – Человек, понимаешь рвался, спасать тебя бежал! Может, он на тебе жениться хотел! Ладно я – я уже на это дело давно плюнул. Но парня то за что тиранить! Зачем ты этого дурацкого колдуна пришибла! Так же скоро в королевстве нечисти совсем не останется! От кого спасать будем.
    - Ну, опять ты со своими глупостями! – раздражённо молвила принцесса. – Уши у него лопухами. Раздражает меня, когда у людей не уши, тарелки. А он ещё целоваться полез.
    - Пьер? – изумился принц. – Он же всё время в шлеме был.
    - Да нет, - отмахнулась принцесса, – колдун. Нет что бы вина для начала предложил, свечечку там для красоты зажёг. Скотина.
    Принц сел на край кресла и с тоской посмотрел на принцессу.
    - И что теперь делать будем? – печально спросил он.
    - Да ладно ты, не расстраивайся. У нас ещё вроде ведьма в горах жила, - принцесса вскочила, и, беззаботно смеясь, принялась укладывать чемоданы. – Говорят – людоедка.
    - А что это она так далеко забралась? - с подозрением спросил принц.
    - Да понимаешь… - покраснела принцесса. – Мы с ней как-то разок поспорили, кто кому наваляет… Как-то болезненно она это восприняла.
    - Ты хоть понимаешь, что теперь мы её днём с огнём не сыщем?
    - Да ладно тебе, в конце концов ещё соседнее королевство есть, - буркнула принцесса.
    - Да, конечно, - съязвил принц. – Так они и дадут редких животных истреблять. Опять подмазывать придётся.
    - Зато знаешь, как будет весело! – захлопала в ладоши принцесса. – Я слышала, у них настоящий джинн есть! Интересно, а с чем на него ходят? Мечом как-то неудобно, он же газообразный.
    Принц застонал и хлопнул себя по лбу. Сил у него больше не было.

    Джина взяли спустя месяц. Пылесосом.
  7. Malanka

    Malanka Жадная белка = )

    Не знаю, как там абстарктному Малышу, но мне неправильная сказка понравилась - близка к моим любимым историям о Драконе и Рыцаре= )
  8. Melfice

    Melfice +тролль и кащенит!

    А что так прервались? Или перекочевали в творчество?
  9. SkaRabey

    SkaRabey Пользователи

    ты лучше скажи, откуда ты эту тему выкопал? её уже 10 мес назад забыли
  10. Paynd

    Paynd хронопроходимец

  11. Melfice

    Melfice +тролль и кащенит!

    Сказка о молодом некроманте.

    Жил да был молодой человек неопределённой слонки. От жизни ему хотелось всего понемногу: подруг погорячее, вина позабористее и т.д. Вот только была у него одна беда: не клеилось у него с работой. Вроде как начнёт делать что-то путное, а на выходе - такая дрянь, что на заборе вешай, хоть на поле ставь вместо пугала. И что самое удивительное: весь процесс от начала до конца мастера смотрели, все глаза проглядели, а это Девид Блейн всё одно умудрялся скукожить. Даже к факиру его посылали, чтобы тот посмотрел третьим глазом (нет, не шоколадным), не шутит ли парнишка. Так факир долго смеялся, аж кони обзавидовались, и рекомендовал идти в фигляры, да только не лежала к клоунству душа у молодца.
    Долго ли коротко болтался Парень без занятия постоянного, но таки попал в услужение одному вельможе. Этот господин имел привычку после рабочего дня сразу домой - в подвал, нет чтобы, как прочие дворяне, по преферансу да к дамам. А в подвале занимался мистикой. То фигуры геометрические на полу чертит, то карты звёздные изучает, то химию какую-то смешивает, то животный режет по чём зря - ой работа нервная. А парню молодому - всё едино, лишь бы серебро в кошеле было. Год прошёл, дугой прошёл. И многие мистерии сам стал проводить - один чёрт результата нет, и не предвидится.
    И вот на исходе третьего года, когда на королевской охоте подстрелили последнего оленя (вид "олень коротконогий доверчивый"), полыхнули линии фигур пламенем бледным, жидкость в колбах побагровела, да выпал осадок. А хладное тело, что лежало в углу встало и начало ходить бесцельно. Вельможа срочно сбегал до ветру, а вернувшиь увидел, как молодце мертвецом командует, что твой капрал рекрутами новобранцами.
    Радость у благородного дона тогда была великая, и вино текло рекой по полу: то уже мимо бокал проносил, то мёртвый слуга бутыль разобьёт.
    При повторном эксперименте оказалось, что без паренька никак не поднять мёртвых ни фигурами, ни зельями, ни даже звездюлями.
    Возрыдал тогда юноша от счастия, найдя своё предназначение к жизни. Многих он поднимал, тайные клады находил, важным стал, как тот вельможа, уже и дворянство начал себе выбивать. Но вот случилась беда - у него упал. И как паренёк не старался, поднять не удалось - хоть цементом натирай.
    Мораль: балуешься с чёрной магией - не забывай про защиту.
  12. Paynd

    Paynd хронопроходимец

    Я сказал - добрых - сказок!
  13. Корвис

    Корвис Сталкер

    И моя сказка...

    Лён

    Лён цвёл чудесными голубенькими цветочками, мягкими и нежными, как крылья мотыльков, даже ещё нежнее! Солнце ласкало его, дождь поливал, и льну это было так же полезно и приятно, как маленьким детям, когда мать сначала умоет их, а потом поцелует, дети от этого хорошеют, хорошел и лён.

    - Все говорят, что я уродился на славу! - сказал лён. - Говорят, что я ещё вытянусь, и потом из меня выйдет отличный кусок холста! Ах, какой я счастливый! Право, я счастливее всех! Это так приятно, что и я пригожусь на что-нибудь! Солнышко меня веселит и оживляет, дождичек питает и освежает! Ах, я так счастлив, так счастлив! Я счастливее всех!

    - Да, да, да! - сказали колья изгороди, - Ты ещё не знаешь света, а мы так вот знаем, - вишь, какие мы сучковатые! И они жалобно заскрипели:

    Оглянуться не успеешь,
    Как уж песенке конец!

    - Вовсе не конец! - сказал лён. - И завтра опять будет греть солнышко, опять пойдет дождик! Я чувствую, что расту и цвету! Я счастливее всех на свете!

    Но вот раз явились люди, схватили лён за макушку и вырвали с корнем. Больно было! Потом его положили в воду, словно собирались утопить, а после того держали над огнем, будто хотели изжарить. Ужас что такое!

    - Не вечно же нам жить в свое удовольствие! - сказал лён. - Приходится и потерпеть. Зато поумнеешь!

    Но льну приходилось уж очень плохо. Чего-чего только с ним не делали: и мяли, и тискали, и трепали, и чесали - да просто всего и не упомнишь! Наконец, он очутился на прялке. Жжж! Тут уж поневоле все мысли вразброд пошли!

    “Я ведь так долго был несказанно счастлив! - думал он во время этих мучений. - Что ж, надо быть благодарным и за то хорошее, что выпало нам на долю! Да, надо, надо!.. 0х!”

    И он повторял то же самое, даже попав на ткацкий станок. Но вот наконец из него вышел большой кусок великолепного холста. Весь лён до последнего стебелька пошел на этот кусок.

    - Но ведь это же бесподобно! Вот уж не думал, не гадал-то! Как мне, однако, везет! А колья-то все твердили: “Оглянуться не успеешь, как уж песенке конец!” Много они смыслили, нечего сказать! Песенке вовсе не конец! Она только теперь и начинается. Вот счастье-то! Да, если мне и пришлось пострадать немножко, то зато теперь из меня и вышло кое-что. Нет, я счастливее всех на свете! Какой я теперь крепкий, мягкий, белый и длинный! Это небось получше, чем просто расти или даже цвести в поле! Там никто за мною не ухаживал, воду я только и видал, что в дождик, а теперь ко мне приставили прислугу, каждое утро меня переворачивают на другой бок, каждый вечер поливают из лейки! Сама пасторша держала надо мною речь и сказала, что во всем околотке не найдется лучшего куска! Ну, можно ли быть счастливее меня!

    Холст взяли в дом, и он попал под ножницы. Ну, и. досталось же ему! Его и резали, и кроили, и кололи иголками - да, да! Нельзя сказать, чтобы это было приятно! Зато из холста вышло двенадцать пар... таких принадлежностей туалета, которые не принято называть в обществе, но в которых все нуждаются. Целых двенадцать пар!

    - Так вот когда только из меня вышло кое-что! Вот каково было мое назначение! Да ведь это же просто благодать! Теперь и я приношу пользу миру, а в этом ведь вся и суть, в этом-то вся и радость жизни! Нас двенадцать пар, но все же мы одно целое, мы - дюжина! Вот так счастье!

    Прошли года, и белье износилось.

    - Всему на свете бывает конец! - сказало оно. - Я бы и радо было послужить ещё, но невозможное - невозможно!

    И вот белье разорвали на тряпки. Они было уже думали, что им совсем пришёл конец, так их принялись рубить, мять, варить, тискать... Ан, глядь - они превратились в тонкую белую бумагу!

    - Нет, вот сюрприз так сюрприз! - сказала бумага. - Теперь я тоньше прежнего, и на мне можно писать. Чего только на мне не напишут! Какое счастье!

    И на ней написали чудеснейшие рассказы. Слушая их, люди становились добрее и умнее, - так хорошо и умно они были написаны. Какое счастье, что люди смогли их прочитать!

    - Ну, этого мне и во сне не снилось, когда я цвела в поле голубенькими цветочками! - говорила бумага. - И могла ли я в то время думать, что мне выпадет на долю, счастье нести людям радость и знания! Я все ещё не могу придти в себя от счастья! Самой себе не верю! Но ведь это так! Господь бог знает, что сама я тут ни при чем, я старалась только по мере слабых сил своих не даром занимать место! И вот он ведет меня от одной радости и почести к другой! Всякий раз, как я подумаю: “Ну, вот и песенке конец”, - тут-то как раз и начинается для меня новая, ещё высшая, лучшая жизнь! Теперь я думаю отправиться в путь-дорогу, обойти весь свет, чтобы все люди могли прочесть написанное на мне! Так ведь и должно быть! Прежде у меня были голубенькие цветочки, теперь каждый цветочек расцвел прекраснейшею мыслью! Счастливее меня нет никого на свете!

    Но бумага не отправилась в путешествие, а попала в типографию, и все, что на ней было написано, перепечатали в книгу, да не в одну, а в сотни, тысячи книг. Они могли принести пользу и доставить удовольствие бесконечно большему числу людей, нежели одна та бумага, на которой были написаны рассказы: бегая по белу свету, она бы истрепалась на полпути.

    “Да, конечно, так дело-то будет вернее! - подумала исписанная бумага. - Это мне и в голову не приходило! Я останусь дома отдыхать, и меня будут почитать, как старую бабушку! На мне ведь всё написано, слова стекали с пера прямо на меня! Я останусь, а книги будут бегать по белу свету! Вот это дело! Нет, как я счастлива, как я счастлива!”

    Тут все отдельные листы бумаги собрали, связали вместе и положили на полку.

    - Ну, можно теперь и опочить на лаврах! - сказала бумага. - Не мешает тоже собраться с мыслями и сосредоточиться! Теперь только я поняла как следует, что во мне есть! А познать себя самое - большой шаг вперед. Но что же будет со мной потом? Одно я знаю - что непременно двинусь вперед! Всё на свете постоянно идет вперед, к совершенству.

    В один прекрасный день бумагу взяли да и сунули в плиту; её решили сжечь, так как её нельзя было продать в мелочную лавочку на обертку для масла и сахара.

    Дети обступили плиту; им хотелось посмотреть, как бумага вспыхнет и как потом по золе начнут перебегать и потухать одна за другою шаловливые, блестящие искорки! Точь-в-точь ребятишки бегут домой из школы! После всех выходит учитель - это последняя искра. Но иногда думают, что он уже вышел - ан нет! Он выходит ещё много времени спустя после самого последнего школьника!

    И вот огонь охватил бумагу. Как она вспыхнула!

    - Уф! - сказала она и в ту же минуту превратилась в столб пламени, которое взвилось в воздух высоко-высоко, лён никогда не мог поднять так высоко своих голубеньких цветочных головок, и пламя сияло таким ослепительным блеском, каким никогда не сиял белый холст. Написанные на бумаге буквы в одно мгновение зарделись, и все слова и мысли обратились в пламя!

    - Теперь я взовьюсь прямо к солнцу! - сказало пламя, словно тысячами голосов зараз, и взвилось в трубу. А в воздухе запорхали крошечные незримые существа, легче, воздушного пламени, из которого родились. Их было столько же, сколько когда-то было цветочков на льне. Когда пламя погасло, они ещё раз проплясали по черной золе, оставляя на ней блестящие следы в виде золотых искорок. Ребятишки выбежали из школы, за ними вышел и учитель; любо было поглядеть на них! И дети запели над мёртвою золой:

    Оглянуться не успеешь,
    Как уж песенке конец!

    Но незримые крошечные существа говорили:

    - Песенка никогда не кончается - вот что самое чудесное! Мы знаем это, и потому мы счастливее всех!

    Но дети не расслышали ни одного слова, а если б и расслышали, - не поняли бы. Да и не надо! Не всё же знать детям!
  14. Melfice

    Melfice +тролль и кащенит!

    Ага, и подпись Ганг Христиан Андерсон со товарищи.

    Сказали как-то раз Ивану-дураку: "Добро на дороге не валяется". Ивану что в одно ухо влетело, то в другое вылетело, услыхал да пошёл. Ан видит на дороге во-о-о-от такой кусок добра лежит. У Ивана сила есть - ума не надо. Схватил добро - и обратно как на крыльях полетел. И перед все селом выложил. Вот, мол, я какой, сколько добра нашёл. Народ почесал в затылках, слюнул и разошёлся: что с дурака взять. Так по сей день добро и лежит - часа своего дожидается.
  15. Malanka

    Malanka Жадная белка = )

    Про Ангела...

    Поздним осенним вечером, когда дождь затеял марафонский забег, неся знамена серости и безысходности, нет лучшего занятия, чем лежать с друзьями на большой, теплой печке, вдыхая аромат сушеных яблок и слушая страшные истории. Может, это и спорное утверждение, но собравшиеся у Ёши ребята считали именно так. Старший из них, Туви, – с уже наметившейся темной полоской на шерстке и затвердевшими копытцами – переждал, пока стихнут раскаты грома и продолжил:
    …Говорят, что является она в виде высокой старухи, одетой в черный балахон и с неизменной косой на плече. Вот только – он обвел всех взглядом – я точно знаю, что это не так. Он выдержал паузу и прошептал: я видел её.
    Ангелом. Она родилась ангелом. Легким, воздушным, улыбчивым. Звенящий голос её разносился по округе, наполняя сердца других радостью. Белые крылья её порхали тут и там: каждую минуту она стремилась помочь нуждающимся. Порой не успевала.… Тогда вечером, когда заходящее солнце окрашивало сумерки в оранжевые цвета, можно было увидеть, как она сидела у реки, обняв себя за коленки. В глазах её стояли слёзы.
    В один из таких вечеров к ней подошел человек. Она вообще до конца не была уверена, подходил ли он: шагов его не было слышно, и трава не была смята. Так или иначе, но он присел возле неё, помолчал минутку и сказал: “я вижу, как ты беспокоишься о людях, вижу, как печешься о них, но все твои старания напрасны”. Убедившись, что девочка слушает его, он продолжил: “Они слишком разные, слишком неугомонные и неконтролируемые – ты не в состоянии определить, что хорошо для одного, а что – для другого. Но это можно исправить…” с этими словами он извлек золотые ножнички и протянул их ангелу: “С их помощью ты сможешь обрезать те качества, что мешают им стать лучше”. Она непроизвольно взяла ножницы в руки, рассматривая их, а когда подняла взгляд, от нежданного гостя не осталось и следа. Лишь изящные золотые ножницы в руках остались как свидетельство того, что всё это ей не приснилось.
    На следующий день она принялась за свои дела. Она выстригала у людей зависть, злобу, лживость... с удовольствием замечая, как они становятся лучше. Вот только угодить всем ей по-прежнему не удавалось. “Если я сделаю их чуточку похожими друг на друга, может тогда мне удастся осчастливить всех?” – подумалось ей, и она с удвоенным усердием принялась за работу. Золотые ножницы мелькали в её руках. Под вечер особенности характера грудой возвышались в центре города. Она чиркнула огнивом: к небу устремилось пламя кострища: блики от него заплясали на поверхности ножниц, которые за день стали в разы больше.
    Минула ночь. А за ней снова настало утро. Проснувшись, она первым делом отправилась в город, посмотреть на результаты своего труда. Какое же её ждало удивление: оказывается, далеко не всем понравился их новое состояние души. Кто с грустным видом бесцельно блуждал по улицам, словно ища себя прежнего, кто-то тихонько жаловался на свою долю, а кто-то протестовал в полный голос, обвиняя в происшедшем её, свою любимицу. “Да как они могут!” - Возмущению её не было предела – “Я всё для них делаю, а они так… “Она расправила крылья, взлетая в небо, и с высоты вновь взглянула на город: “А все же недовольных куда как меньше чем тех, кто безропотно воспринял изменения. Значит я всё делаю правильно...” – отметила она про себя и снова взялась за ножницы, обрезая теперь не только характер, но даже недопустимые мысли. “Я наведу здесь порядок! Вы еще будете мне благодарны“ - c улыбкой говорила она, подымая свой инструмент и на землю летели кусочки чьих-то душ… Вместе с ними тонкой дорожкой ложились на землю перышки из её крыльев. Но девочка, увлеченная своим занятием, не замечала того…
    …С той поры она бродит по земле, стараясь сделать всех одинаковыми. На плечах у неё черная шаль: она скрывает голый остов её крыльев. В руках - неизменные ножницы, которые достигли неимоверных размеров. Голос Туви упал до шепота: Темными осенними вечерами она стучится в чей-то дом и просится на ночлег, а когда все ложатся спать, она подкрадывается к ничего не подозревающим и обрезает лишние кусочки души со словами: Я наведу здесь порядок! – последнюю фразу Туви выкрикнул, дернув маленькую Ашу за хвост. Та взвыла от боли и страха, а потом, успокоившись, тихонько, словно боясь, что её могут услышать, добавила: Да, страшнее модератора зверя нет.
    ____

    Накидала давно, для другого форума...там модератор была девочка по нику Ангел = )
  16. Антось

    Антось Пан Лунинецкий

    Мессия...

    Уливир шёл уже треттий месяц по пути к своей цели. Он продирался сквозь темнолесье, пересек Великий Хребет отморозив при этом себе мезинец левой руки, пересек пустыню Аркено...
    Он знал что если он не найдет Торнвальда, мир обречен... Демоны наводнили почти все северные страны, и скоро они вторгнутся в Империю,а после этого подчинят себе весь мир. Уливир не мог этого допустить. Согласно пророчеству, тот кто прийдет к Торнвальду по земле - сможет надеяться на то что он укажет на мессию...
    И Уливир шёл... Как ему хотелось взмахнуть рукой и полететь, прочесать небесным оком всю землю и найти Торнвальда... но он знал - нельзя пользоваться магией он учует это...
    К концу четвертого месяца Уливир набрел на Летучую башню Торнвальда. Время убило фундамент и основание... но древнее проклятие держало его в заточении. Два дня потребовалось Уливиру чтобы закинуть веревку,по которой он смог бы залезть... Войдя в главный покой он увидел извояние и склонился в благоговейном ужасе, это был старик настолько дряхлый, каких он еще никогда не видел... И он приступил к делу, из складок лохмотьев, которые ранее были его одеждой, он извлек трубку в которой был пергамент скрепленный печатью епископа. Он начал читать:"Я, епископ ордена святого воинства, Х, именем совета освобождаю тебя от проклятия за твои грехи перед орденом... ". Дочитав он увидел что по статуе пошли трещины, подбежав Уливр был готов подхватить старика, но старик устоял на ногах опершись о свой хлипкий посох. Осмотревшись старик глянул на Уливира и с бешенством нчал тыкать в него концом посоха, крича при этом: "Узри мощь и могущество великого ТОРНВАЛЬДА!!!!!". Отступив Уливир склонился и произнес:
    - О великий Торнвальд я пришел к тебе дабы ты указал мессию, мы нуждаемся в нем, пришли демоны и...
    - Какой мессия!? Ты смеешься надо мной? - воскликнул Торнваьд не понимая в чем дело.
    - Как же.. В пророчестве сказано... Вы сами изрекли его перед заточением...
    - О всевышний!!! Что за дурень записал мои слова и додумал своих!? - Уливир смотрел на него с удивлением. - Перед заточением я лишь сказал, что только мессия сможет прийти так далеко чтобы освободить меня... парень это была лишь улыбка в лицо неотвратимого...
    - Значит нет никакого мессии? - Слезы навернулись на глаза Уливира. - Значит напрасно я шел...
    - Эй парень тише... великий Торнвальд поможет спарвиться с демонами... только надо выбраться за пределы барьера магии который наложили на эти земли... колдуй - не колдуй, а ничего не выйдет... чего расселся!? Вставай, иначе Великий Торнвальд ударит тебя посохом!!!
    И они двинулись в путь...

    Эпилог

    В пути Торнвальд не дотянул до границ барьера, на последнем издыхании он сказал Уливиру, что не важна сила, важна надежда. Прийдя домой Уливир соврал, он сказал что Торнвальд назвал его мессией и отдал всю свою силу, и люди пошли за ним чтобы истребить демонов, потому как понял слова старика, надежда лучше отчаяния....


    Малыш конечно в афиге, зато про войну)))
  17. Paynd

    Paynd хронопроходимец

    Не сказка, но всё же.



    "Притча о том, как художник каждого обидеть может"​

    Однажды знаменитый на всю Японию самурай Рюкия Нэнко, выходя из лапшевни, в которой только что сытно пообедал, приостановился в дверях и, загородив могучим телом весь проход, принялся утирать рукавом свои жирные от бульона губы. Делал он это так нарочито долго, тщательно промакивая каждую губу и с наслаждением потирая усы и бороду, что по обе стороны от него уже успел скопиться желающий войти или выйти простой люд. Однако, хорошо зная вспыльчивый нрав Рюкия, а также то, что в искусстве фехтования на мечах ему не было равных во всей Японии, никто не смел его поторапливать: народ молча стоял и смиренно ожидал, покуда богатырь сам не закончит свои дела и не освободит наконец проход.
    На ту пору мимо проходил один художник по имени Кудзи-но Пуцзу. Заметив толпу народа у входа в почтенное заведение, Кудзи заинтересовался необычным явлением, немного подумал и решил, что, вероятно, в этот день там подают какую-нибудь особенно вкусную лапшу и, быть может, за не особенно большие деньги. К тому же и в кошельке, и в брюхе у небогатого художника как раз имелось достаточно свободного места, и с этой мыслью он подошёл и принялся проталкиваться сквозь застывшую толпу, покуда не уткнулся носом в самого Рюкию, который между тем и не думал уходить и, довольно покрякивая, продолжал свою медитативную послеобеденную процедуру.
    - Уважаемый, - простодушно молвил тогда Кудзи, - если вы сами уже покушали (а вы безусловно покушали, это хорошо видно по вашему толстому животу!), то, пожалуйста, не мешайте и другим сделать то же самое, освободите проход!
    И с этими словами как следует ухватился за рукоять знаменитой Рюкиевой катаны и принялся, орудуя ею словно рычагом, проворачивать грузное самурайское тело в узком проходе, постепенно втискиваясь между ним и краем сёдзи.
    - Негодяй! - взревел от ярости богатырь Рюкия и, будучи не в силах сдержать накатившую волну раздражения, ухватил незадачливого художника за шиворот и выволок его на улицу. - Мало того, что ты прилюдно меня оскорбил, посмеялся над моим хара и проявил непочтение к моему социальному статусу, так ты же ещё и посмел коснуться моего меча! МОЕГО! МЕЧА!!! Будда мне свидетель, ты заслуживаешь смерти! Но нет, я не стану убивать тебя прямо здесь: я благородный человек, не то что некоторые, и поэтому я дам тебе время до завтра, чтобы ты мог проститься с близкими, составить завещание и как следует подготовиться к поединку. А завтра на рассвете я приду и, будь уверен, прерву твою никчёмную жизнь этим самым мечом! Засим сайонара, мерзавец!
    С этими словами Рюкия развернулся и, бодро чеканя шаг, отправился в свой дом: готовиться к поединку и порубать дежурные 333 рисовые циновки.
    У Кудзи же не было ни меча, чтобы наточить его перед боем, ни родственников, чтобы проститься с ними и составить завещание. Поэтому он просто попил чаю с бутербродами, посмотрел немного телевизор и лёг спать.

    Наутро, чуть свет, перед домом художника собралась большая толпа крестьян, а вскоре пришёл и сам обиженный Рюкия Нэнко. Самурай решительно подошёл к двери и принялся колотить в неё своим пудовым кулаком:
    - Выходи, проклятый Кудзи-но Пуцзу, будь мужиком, умри за своё невежливое невежество!
    Дверь скрипнула, и в проёме появился заспанный и всклокоченный со сна Кудзи. Продрав глаза и похлопав ими с минуту на воинственно настроенного самурая, на толпу народа вокруг и на краешек солнца, как раз показавшийся над вершиной Фудзи, он встряхнулся, задумчиво почесал нос и молвил:
    - Прежде чем умереть, я бы хотел сделать одну вещь...
    - Это твоё право. - ничуть не удивился Рюкия, - Но какую?
    - Ты - знаменитый на всю Японию самурай, непревзойдённый мастер меча и всё такое... После тебя останется твоя вечная слава великого воина, множество учеников, последователей и школ имени тебя, твоё имя впишут в историю. А я - простой художник, и после моей смерти не останется ничего, кроме моих картин. Поэтому сейчас я бы хотел нарисовать свою лучшую картину... ну, к примеру, кота! Одного кота, и всё. А потом можешь убивать меня сколько угодно, мне по утрам вообще как-то без разницы...
    Произнеся эту речь, Кудзи-но Пуцзу не дожидаясь ответа развернулся, прошёл на кухню, налил себе чашку кофе, сел за компьютер, запустил фотошоп , взял в руку перо и принялся рисовать. Рисовал он довольно шустро, вдохновенно, легкими взмахами стилуса над планшетом создавая лучшего в мире пушистого, рыжего, толстого как бидзэнская тыква кота, а могучий Рюкия стоял за спиной художника и с любопытством заглядывал ему через плечо в монитор. И по мере того как рисунок подходил к концу, выражение лица сурового самурая становилось всё мягче, всё добрее, а под конец и вовсе засияло блаженной улыбкой.
    - Няааа! Кавайййй!!! - в восторге вскричал Рюкия, когда кот был уже почти совсем готов, и слёзы умиления хлынули из его глаз прямо за шиворот позабывшему обо всём на свете художнику, от чего тот резко вздрогнул и случайно выдернул ногой шнур питания из розетки...
    - Ах ты ж #$%^, твою мать!!! - возопил, дрожа от негодования, Кудзи-но Пуцзу, вскочил со стула, развернулся и с силой воткнул зажатый в руке стилус прямо в левый глаз самурая, после чего выхватил у того из-за пояса короткий меч вакидзаси и в мгновение ока нашинковал им героя Рюкию в капусту, а то, что осталось, допинал ногами. Потом пошёл в дом самурая, жестоко надругался над его женой и тоже убил её, а после и всю остальную семью, включая младенцев, домашнюю скотину и случившихся поблизости учеников - последователей несчастного Рюкии.
    ***​

    С тех пор в народе ходят легенды о трагической гибели великого воина и всей его семьи от руки некоего злого тэнгу, крестьяне из уст в уста пересказывают эту историю, с каждым разом приукрашивая её всё новыми и новыми терзающими душу подробностями.

    А самого художника Кудзи так никто и никогда больше не видел.
    Говорят, будто бы он взял себе другое имя, ушёл от мира и никогда больше не нарисовал ни одного кота, но скорее всего врут... Я так думаю! :pleased:)[​IMG]

    xenopus (С)
  18. Melfice

    Melfice +тролль и кащенит!

    Прошу официального разрешения постить копипасту.
  19. SonoRa

    SonoRa Смешная взрослая

    В такой интерпретации один знакомый папа рассказал своему ребёнку известную сказку "Колобок". Оказалась свидетелем и умилилась: папы так чудесно рассказывают сказки :3

    Колобок.

    Жили-были бабушка с дедушкой. Ни детей, ни внуков у них не было, и вот однажды они заскучали и решили замутить себе Живого Пирожка. А что для Живого Пирожка надо? Тесто, изюм, мак и ... живая вода. Всё это бабушка приобрела у проезжающих мимо цыган. В ночь на Равноденствие.. или Солнцестояние.. не помню.. Живой Пирожок появился на свет. Жил он у дедушки с бабушкой долго и вполне себе нормально, но как-то взял и заскучал. Пойду, говорит, погуляю, мир посмотрю. Куда ты пойдёшь, мы тебя не пустим - сказали баба и дед и заперли Живого Пирожка в темницу. Но он ночью совершил побег! Про это ещё сериал сняли, "Пирс брик" называется.

    И вот он идёт, идёт.. катится то есть. Колобок - его тайное имя. Навстречу Заяц.

    -Привет, Пирожок, я тебя съем.
    -Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл, а от тебя, хитрый Заяц, и подавно уйду!


    Следующий кадр: Колобок встречает Волка

    -Ммм, вкусный ароматный Пирожок, я тебя съем!
    -Я от бабушки ушёл, от дедушки, и даже хитрого Зайца сделал, а тебя, злой Волк, и подавно.
    И как-то убежал...

    Навстречу Лиса, шагает от бедра такая..

    ("а где же Медведь?" - "Медведь..? Понимаешь, он во всех советских мультиках изображён таким добрым и справедливым, я не могу обмануть его Пирожком..." )

    Так вот, навстречу от бедра походочкой дефилирует Лиса:

    -Ммм, привет, Колобок, я тебя съем.
    -Нет, Лиса, не съешь. Ты вообще глупая, у тебя один гламур на уме...

    Следующий кадр: идёт Лиса уже не от бедра, а пузом наперевес. Колобка не видно. И то ли она его съела, то ли он её забеременел и свалил... Сказка на размышление и развитие логики. Вот так, теперь спать!
  20. Melfice

    Melfice +тролль и кащенит!

    Историю рассказал мой знакомый. У него был друг, мажор, отец — какой-то крупный банкир. Так вот у этой девушки был день рождения, 19 лет исполнялось, подарки соответствующие — машины, плазма и прочее, и тут ВНЕЗАПНО 3 коробки от не пойми-кого, какой-то дальний родственник, живущий за бугром. Ну в общем настораживаться не стали (а зря), коробки отвез в свою квартиру и поехал гулять. Вернулся поздно ночью, открыл коробки, там оказались 3 фарфоровые куклы, первая — в ярко красном платье и чепце, вторая в мальчишеской одежде, шляпке и с ножницами, третья — в зеленом платье и с лейкой. Не ожидал он такого, но был эстетом поэтому кукол поставил на полку и завалился спать. Проснулся ночью. Высрал кирпичей. По дому был топот. Квартира отдельная, кроме него никто не могу топтать, лег спать снова, проснулся от какой-то тревоги, и снова высрал кирпичей — все 3 куклы смотрели на него, хотя когда он их ставил головы смотрели в другую сторону. Его пробрал пот. Перешел в другую комнату, там постелил на диване и лег. Утром он проснулся и высрал кирпичей так что сердце чуть не встало. Кукла в красном сидела у него на груди и смотрела прямо на него. Он снял её, трясясь положил в коробку и убрал в кладовку. Он хотел надеяться что его разыграли друзья.
    Когда он снова пришел в квартиру — в коробках были кирпичи…
    Историю рассказал мой знакомый. У него был друг, мажор, отец — какой-то крупный банкир. Так вот у этой девушки был день рождения, 19 лет исполнялось, подарки соответствующие — машины, плазма и прочее, и тут ВНЕЗАПНО 3 коробки от не пойми-кого, какой-то дальний родственник, живущий за бугром. Ну в общем настораживаться не стали (а зря), коробки отвез в свою квартиру и поехал гулять. Вернулся поздно ночью, открыл коробки, там оказались 3 фарфоровые куклы, первая — в ярко красном платье и чепце, вторая в мальчишеской одежде, шляпке и с ножницами, третья — в зеленом платье и с лейкой. Не ожидал он такого, но был эстетом поэтому кукол поставил на полку и завалился спать. Проснулся ночью. Высрал кирпичей. По дому был топот. Квартира отдельная, кроме него никто не могу топтать, лег спать снова, проснулся от какой-то тревоги, и снова высрал кирпичей — все 3 куклы смотрели на него, хотя когда он их ставил головы смотрели в другую сторону. Его пробрал пот. Перешел в другую комнату, там постелил на диване и лег. Утром он проснулся и высрал кирпичей так что сердце чуть не встало. Кукла в красном сидела у него на груди и смотрела прямо на него. Он снял её, трясясь положил в коробку и убрал в кладовку. Он хотел надеяться что его разыграли друзья.
    Когда он снова пришел в квартиру — в коробках были кирпичи…

Поделиться этой страницей